Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава

Мои институты

Моя 1-ая свекровь, Регина Борисовна, была из актрис. Поточнее – из бывших актрис. Еще поточнее – из бывших актрис Театра оперетты. Тяжкий, густой и ужасный замес кровей: польской, литовской и грузинской – давал о для себя знать, играя причудливыми гранями. Бесспорная кросотка – тогда ей было лет 50, и мне она казалась кросоткой бывшей, – к Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава быту она относилась пренебрежительно. Дамы, варящие борщ, вызывали у нее презрение, брезгливость и жалость. В ней замечательно уживался грузинский характер, литовское спокойствие и польская расчетливость – зависимо от ситуации.

Была Регина Борисовна высока, стройна, кареглаза и темноволоса. Естественно, парней в ее жизни имелось огромное количество, и они все Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава отличались внушительностью и значительностью – и снаружи, и по положению. В общем, под стать ей самой. Все были небедны и оставляли после себя хорошую память. Свекровь с наслаждением показывала знаки любви и внимания, преподнесенные ими в период их отношений.

Ее единственный отпрыск Герман стал моим первым супругом. К отпрыску Регина Борисовна Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава относилась с легким пренебрежением – уж точно не материнство она считала основным увлечением собственной жизни.

Отпрыск Герман тоже был красавчик. И лоботряс. И непризнанный гений – так считал он, но еще посильнее уверена в этом была я. И веровала, свято веровала в его счастливую звезду. Был он художником. Работать не обожал, хотя Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, наверняка, талант у него имелся. Зато обожал пить, гулять и развлекаться – словом, тусоваться.

Поженились мы удивительно и скоропалительно. Оба очень опешили полному взаимопониманию и совпадению в интимной сфере – в юности казалось, что это важнее всего. И верили, что на этом можно выстроить брак. Но что мы понимали тогда Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава? Два двадцатилетних балованных малыша, которым никто не растолковал, что такое домашняя жизнь. Ну и стали бы мы кого-нибудь слушать тогда? Навряд ли. Влюбленные до обморока и измученные бессонными ночами, мы неискусно начали строить свою семью. Точнее, это начала делать я одна. Гера в этом роли не воспринимал. Фактически, его жизнь Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава практически не поменялась. Он остался в своей квартире, так же вставал в двенадцать денька, длительно пил кофе, курил, вяло перебрехивался с мамой и уходил в свою жизнь. Либо опять ложился спать. Фактически, вариантов было два.

Я пробовала как-то прибраться, что-то приготовить и бежала в Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава институт. Через некое время нашла, что беременна. Регина Борисовна уговаривала меня сделать аборт. Она не была злодейкой, нет, она в этом была полностью искренна.

– Господи! – заводила она глаза к небу. – Какие детки! Вам самим еще нужно жопы вытирать! С мозга сошли! Один – лоботряс, другая – студентка. Незапятанной воды безумие! – Она выпускала узкую Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава струю дыма, а я бежала в туалет. Блевать.

Когда родилась дочка, Герман опешил. Позже он продолжал удивляться далее. С двойной силой. Дочка просила есть, с ней было надо гулять, мыть ей попку и купать ее в ванночке с вереницой, в воде определенной температуры, а еще – кипятить бутылочки, бегать на молочную Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава кухню и стирать пеленки. Он стоял над ее кроватью, и на его лице читалось выражение священного кошмара. Естественно, мы начали браниться. Это сейчас я понимаю, что было забавно добиваться от такового человека ответственности. В 20 лет. Правда, на данный момент ему 50, и он остался таким же, как в молодости Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Трудности его стращают, трудности выводят из себя, заботы настораживают.

Но тогда я, замученная, тощая и бледноватая, пробовала приобщить его к процессу. Свекровь пожалела меня (либо нас?) – отнесла в антикварный браслет и наняла няню. Мне стало чуток легче, но на дела с супругом это благотворно не воздействовало. Бурная Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава интимная жизнь, так привлекавшая нас, отпала сама собой, как болячка, – была и нет. Без следа. А больше ничего, как оказывается, нас не связывало. Не считая дочки. Герман пропадал кое-где утром до поздней ночи. Няня помогала с ребенком, а свекровь учила меня жить.

– Взгляни на себя. – Регина Борисовна брала меня за Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава плечо и подводила к древнему мутноватому зеркалу в тяжеленной золоченой раме. – Даже таковой дурачина, как Герман, от тебя сбежал.

Видимо, она была права. Я была похожа на призрак замка Морисвиль. Бледноватая, зачуханная, с хвостом на затылке, в древнем, выцветшем халатике. Зрелище не для слабонервных. Рядом со мной Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава в зеркале отражалась красивая стройная дама с прической, макияжем и маникюром. В фиолетовом пеньюаре и с кольцами на пальцах. Невзирая на мой молодой возраст, счет был очевидно не в мою пользу.

– Что вы желаете? – возмущалась я. – У меня грудной ребенок, сессия, уборка, обед, магазины!

– Наплевать, – отрезала свекровь, – пока ты не Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава полюбишь себя, тебя не полюбит никто. Бог с ним, с Геркой. Он для тебя не нужен. Но ты должна сделать себя и свою жизнь.

Свекровь вызвала на дом свою маникюршу, отвела меня на Калининский в «Чародейку», у собственной подружки – спекулянтки Марго – купила мне французское платье-чехол, лодочки на шпильке, белоснежный плащ Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава и красноватые лаковые сапоги. Дома она вынула из шкафа шелковый халатик лимонового цвета. Мои старенькые клетчатые тапки, ковбойки и джинсы полетели в помойку. Свекровь предложила мне быть кросоткой, только выходило у меня плоховато. Дочка срыгивала на шелковый халатик, белоснежный плащ в автобусе автоматом преобразовывался в сероватый Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава за два денька, лаковые сапоги не выдерживали глубину луж у метро и одномоментно промокали, а маникюр улетучился на 2-ой денек – я стирала ползунки и пеленки. Но все-же я старалась. И даже если у меня все пока выходило непринципиально, выводы сделать мозга хватало.

Дочку Марину свекровь полюбила – ну, так, как искусна Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Называла она ее Маритой. Так к ней и наклеилось – она и до нынешнего денька для всех близких и друзей Марита. Нянчить внучку Регина Борисовна не помогала, да я и не дулась. Свекровь разъясняла, что малыши ей непонятны и неинтересны. А вот подрастет – она ее всему обучит!

«Всему Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, пожалуй, не стоит», – возражала я про себя.

Учила, кстати, она ее со страстью. Моя дочь оказалась способнее меня – бабкины гены.

От Германа я ушла, когда дочке было три года. Думаю, он это даже не очень и увидел. Хотя, нет, наверняка, в квартире все таки стало тише. Он продолжал жить собственной развеселой жизнью Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Мы с ним остались друзьями. Женился он, по-моему, снова 5. Последний раз полностью успешно – на француженке, старше его лет на пятнадцать. Она и вывезла его во Францию и даже продала какие-то его работы. Моя дочь съездила к папе в Париж, он подарил ей свою картину, мы посмеялись Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава и повесили картину на даче. Его супруга Сесиль дала Марите свою старенькую сумку от «Гермес» – в ней мы хранили документы и бумаги. Также Марите перепала древняя норковая шуба, доставшаяся Сесиль от богемной матушки. Шуба эта повидала на свете почти все, местами она была вытерта до кожи, ну Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава и та кожа была отполирована временем до блеска. Словом, раритет и антиквариат – единственный в нашем с Маритой доме. Из спинки многострадального манто мы вырезали более сохранный кусочек, и из него вышел дивный коврик для нашего кота Бенвенутто.

Свекровь дожила до глубочайшей старости.

Марите ничего не досталось из сокровищ Регины Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава Борисовны – та все с блеском проела: до конца жизни держала домработницу, воспринимала косметичку, парикмахера и маникюршу. К утреннему кофе обожала рокфор, к обеду – парную телятину, а к ужину – парочку эклеров из кулинарии ресторана «Прага». Перед гибелью она надела на Мариту собственный крестильный серебряный крестик – произнесла, что это будет ее идол. Марита Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава крестиком очень дорожит и считает его родовой реликвией.

Квартиру на Малой Бронной – три комнаты, окно-фонарь, ванная с окном – Регина завещала собственному непутному отпрыску, чем очень поправила его вещественное положение и украсила жизнь.

Марита выросла отъявленной сибариткой, но ей это не мешает. От ее папаши и его придурочной французской Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава супруги тоже оказался толк: у их в гостях Марита познакомилась с французским графом, правда, значительно обедневшим. Они поженились и поселились в предместье Парижа в своем замке. Замок, правда, одно заглавие – крыша течет, трубы взрываются, котлы взрываются, но это не мешает им чувствовать себя небожителями и получать наслаждение от Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава жизни. Я у их несколько раз гостила – в комнатах пахнет затхлостью, белье ветхое и мокрое, семейное серебро мерклое и разрозненное, прислуга неухоженная, парк заброшенный (садовника содержать очень недешево). Но у Мариты вечерние платьица, остатки семейных украшений и выезды в общество (средней руки богема – захудалые актеры и неудавшиеся живописцы). В общем, жизнью Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава она полностью довольна. «Вот бы Регина Борисовна за нее порадовалась», – нередко думаю я, смотря на Мариту. На свою бабку она здорово похожа.

Да и для меня уроки Регины Борисовны не прошли безо всяких следов. Малость придя в себя и встав на ноги, я все-же постаралась научиться хотя бы Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава незначительно себя обожать. Выходило это непринципиально, но парикмахер, маникюрша и массажистка стали в моем доме своими людьми. Днем я не запамятовал накрасить губки и надеть шелковый халатик. Словом, этот опыт тоже не совершенно прошел мимо. Я удостоверилась, что на ухоженную даму приятнее глядеть и супругу, и ребенку Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, не говоря уже о сотрудниках. Словом, маленький Регине Борисовне поклон и хорошая память.

Моя 2-ая свекровь была дамой с карьерой. В партию она вступила в 20 5 лет, будучи обыденным участковым доктором в районной больнице. Строгая, ответственная и исполнительная, она стала стремительно подниматься по служебной лестнице. Зав отделением, зав головного доктора Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава и, в конце концов, бюрократ в министерстве. Супруг, пьющий, бесполезный и маленький лузер, от нее сбежал, и отпрыска она растила одна. Каждый вечер инспектировала ежедневник, просматривала портфель. С 10 лет он убирал квартиру, стирал свои носки и трусы и чистил картошку к ужину. Школу закончил с золотой медалью и поступил в Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава институт. Мама он уважал, по-моему, побаивался и уж точно с ней числился. Дама она была сухая, даже прохладная, немногословная, но дочку мою приняла отлично. Правда, попросила именовать ее не бабушкой, а по имени-отчеству – Надеждой Васильевной.

На субботу и воскресенье она вручала нам перечень дел – прачечная, магазин, рынок, музей Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава с дочкой, зоопарк. Вечерком добивалась отчета о проделанной работе. Мы хихикали и лгали ей понемножку. Она в чем либо была наивна и наших хитростей не замечала. В наши дела с супругом, правда, не лезла никогда.

Была Надежда Васильевна совершенно безобразна, не воспользовалась косметикой, часто делала хим Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава завивку и носила очки в тяжеленной оправе. Нарядов у нее было мало: три деловых костюмчика – темный и голубий на зиму, песочный на лето – и несколько блузок под эти самые костюмчики. Обувь предпочитала комфортную, черную, на низком, устойчивом каблуке. В 40 5 сшила для себя в закрытом ателье каракулевую черную шубу. Гласила, шуба эта Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава такая томная, что ей кажется, как будто она несет на спине раненого бойца. Прогуливалась она в этой шубе лет 20, хотя зарабатывала полностью благопристойно и могла для себя позволить что-то полегче и поэлегантнее. В еде была нетребовательна – картошка, селедка. Возлюбленные писатели – Салтыков-Щедрин и Островский. В один Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава прекрасный момент я увидела, что она рыдает над индийским фильмом. Это меня потрясло.

От второго брака у меня родился отпрыск Антошка. Свекровь, вялая, после работы, садилась рядом с ним и читала ему книжки о пионерах-героях, а меж тем к власти пришел Горбачев, страна потихоньку меняла курс. Супруг пробовал Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава свою мама приостановить, но она была непоколебима. Гласила, что такие людские ценности, как честность, отвага, дружба и любовь к Родине, не девальвируются. Позже, правда, сообразила, что ошибалась, и это стало для нее ударом. Но случилось это много позднее, а пока она мне пробовала разъяснить, что нужно быть личностью и самостоятельной единицей Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Что ни при каких обстоятельствах нельзя проживать жизнь за спиной супруга, пусть самого наилучшего. Что нужно вставать на ноги и делать карьеру, тогда и ты будешь нужна и окружающим, и, главное, самой для себя. Это она, Надежда Васильевна, в чем либо косная, а в чем либо даже очень прозорливая, принудила Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава меня сначала перестройки окончить бухгалтерские курсы, курсы менеджмента и британского языка. Наверняка, у нее было какое-то внутреннее чутье. Я с неохотой все это исполнила. Господи, сколько раз я гласила ей позже спасибо! И вслух, и, позднее, на уровне мыслей – когда не стала с ней видеться. Я имею в Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава виду те времена, когда она ушла в монастырь. Да-да, непостижимо, но факт. В перестройку она, естественно, растерялась – растеряешься здесь. Распался Альянс, неприятелями и злодеями были названы кумиры ее жизни. Помню, как она читала перестроечный «Огонек» и горько плакала, практически вопила. Из министерства ее выперли – непочтительно, грубо, в один Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава денек, указав на дверь. Мела новенькая метла, свекровь оказалась не у дел. Она было возвратилась в больницу участковым доктором, но стремительно оттуда ушла, честно признав, что за этот период времени закончила быть доктором, как админ не нужна. Куда ей было податься? Ни шить, ни вязать, ни готовить она не Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава искусна, внуки в ней уже не в особенности нуждались. Сдала, постарела, стала много читать. В один прекрасный момент пошла в церковь. Позже стала ходить все почаще. Там обрела первых в собственной жизни подруг и душевное спокойствие. Стала страдательной прихожанкой, обихаживала нездоровых, слабеньких, злосчастных. Ее кипучая натура Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава опять отыскала применение. И здесь Надежда Васильевна серьезно захворала, но от предложенной операции отказалась. Молилась, молилась, ездила по монастырям. И – волшебство – оздоровела. И спустя полгода ушла в монастырь под Архангельском. По-моему, была совсем счастлива. Слава богу! С ее отпрыском, вторым супругом, я, кстати, скоро развелась. Мы не бранились, не изменяли Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава друг дружке – просто он не смог вписаться в новейшую жизнь. Институт, где он работал, практически развалился – комнаты стали сдавать под коммерческие палатки и склады. Ничем другим он заниматься не мог либо не желал. Клял новейшую жизнь, брюзжал утром до вечера и ничего не делал. Как следствие – начал пить, отец Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава-то его был пьяницей.

В общем, в нашей семье наступил полный крах, к тому же у меня дела пошли резко в гору. Тогда пришло такое время – разбогатеть было просто. Я начала возить из Эмиратов доступное золото – фольгу, как я его называла. Открыла один магазин, позже другой. Далее – больше Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Естественно, с этим супруг уж точно не сумел смириться. Называл меня торгашкой и хабалкой, жуя при всем этом бутерброд с испанским хамоном.

А я втюрилась. Но об этом чуток позднее.

Моя 2-ая свекровь обучила меня ценить внутри себя человека, личность, самостоятельную единицу. Вести бизнес мне оказалось совершенно несложно Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, хотя, естественно, всякое было – вспоминать не охото. Но я выстояла, и сейчас я – богатая дама, везучий коммерсант, зависящий только от самой себя (и еще, правда, от катаклизмов, происходящих в нашей стране, – тьфу-тьфу, не приведи господи!). И все-же, я думаю, не дай боже что – я выстою. Закалка у Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава меня – будь здоров. В общем, спасибо моей 2-ой свекрови и маленький поклон. Пусть будет размеренна ее душа. Отпрыск ее, кстати, тоже не пропал. Продал материну роскошную квартиру на Шаболовке – кирпич, три комнаты, консьерж в подъезде еще с русских времен. Купил для себя однушку в спальном районе – больше ему и не Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава нужно – и вторую квартиру, двушку в центре, на Маяковке. Ее он сдает за безумные средства и живет не горюет. Наш отпрыск Антошка получает образование в Великобритании – что я, пожалею средств для родного отпрыска? Там, кстати, решил и остаться. Москва ему категорически не нравится. Думаю, это верный выбор. Это Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава уж мне разбираться со всеми неуввязками, а малыши пусть живут в старенькой хорошей Европе.

Сейчас по тому пт, что был выше. В смысле, по поводу того, что я тогда втюрилась. Когда дама в первый раз влюбляется в 40 лет – это смерч, торнадо, тайфун, ураган – стихия! За эти слова я отвечаю. 1-ый мой брак Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава был незрелым, дурным. 1-ый супруг меня, восемнадцатилетнюю соплю, очень потряс красотой, утонченностью (как мне казалось), талантом (как, снова же, казалось) и полным безразличием к реалиям жизни. Чем все это кончилось – понятно. Во 2-м браке я желала обрести устойчивость, надежность, спокойствие – крепкий тыл. 2-ой супруг всем этим моим потребностям Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава совершенно отвечал: верный, рачительный и жутко положительный. Но перемен и проблем он не перенес. Еще принципиально то, что он не сумел пережить мой фуррор – либо слабак, либо не достаточно обожал. А вероятнее всего – и то, и другое. Бог ему арбитр.

Итак вот, в свои 40 я, еще юная Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава (будьте благожелательны), удачная, ухоженная дама, втюрилась – впервой в жизни серьезно. Ранее, видимо, было некогда – то детки, то учеба, то супруги, то бизнес. Втюрилась до обморока, до пищеварительных колик (правда-правда, даже вызывали «Скорую» – произнесли, что это нервное). Но снова, как досадно бы это не звучало, в объект недостойный. Сообразила я Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава это, если честно, сходу, хоть и пробовала кривить душой – перед самой собой. Но так, видимо, нередко бывает с прекрасными и успешными дамами – в смысле, объект выбирают недостойный. Мой любимый был артистом эстрады. По-старому – конферансье, заного – ведущий корпоратива. С чем-чем, а с разговорным жанром у него было Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава точно все в порядке. Языком молоть – не мешки ворочать. Но я попалась, как ребенок в пубертате.

Познакомились мы с ним на корпоративе. Он его, фактически, и вел – ярко и самозабвенно. Средства зарабатывал – это да, но здесь же стремительно и просто делал им ручкой. Кабаки, гулянки, друзья. Был неплох собой – высок, ладен Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, синеглаз. Утонченно носил костюмчики и курил сигары. В общем, я пропала. Но если я пропала в переносном смысле, то он – в прямом. Три денька у меня – нежится, мурлычет, цветы поливает. Я ему – кофе в кровать, гренки с малиновым джемом. А он отлежится – и в бега. Неделями отсутствовал Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, мобильный – вне зоны доступа. Я перевоплотился в законченную неврастеничку, даже в кардиограмме отыскали конфигурации.

Но у него была восхитительная мать. Звали ее Светлана Осиповна. Больше всего на свете Светлана Осиповна обожала продукты. На рынке она самозабвенно прогуливалась часами по рядам – брала в руки помидор, огурец, нажимала, изучала, гладила, нюхала зелень, мяла Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава мясо, пробовала творог и подсолнечное масло. Торговцы не раздражались – лицезрели в ней специалиста. Уважали. А придя домой, Светлана Осиповна начинала священнодействовать – принималась за обед. 1-ое могло быть одно, но вторых блюд – точно два: мясное и рыбное, кому что захочется. Борщ лишь на мозговой косточке, компот только из свежайшей вишни, пироги Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава не на два денька, а на денек, к примеру чесночные пампушки к обеду. К вечеру блинчики, сырники, гречневая каша с грибами и жареным луком. Ей, к примеру, ничего не стоило выпечь к утреннему кофе ватрушки. Словом, легких путей она не находила. Подай она яичницу с сосисками Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, например, на ужин, ее мужчины – супруг и отпрыск – восприняли бы это как оскорбление. Да она и не пробовала. Не считая того, в доме у нее была безупречная, непостижимая чистота – как в операционной. Она даже гладила мужские носки и складывала их по цвету – справа светлые, слева черные. Предложить супругу либо отпрыску надеть два Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава раза одну рубаху? Господь с вами! Словом, она была хлопотунья. И еще дама добросовестная. Сначала нашего знакомства она посадила меня на кухне напротив себя, подперла лицо ладонью, поглядела обидно, тяжело вздохнула и произнесла, что ей меня от всей души жалко.

– Ну для чего он для тебя? Ты еще Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава юная, прекрасная, богатая. Для тебя мужчины нужно сурового, размеренного. А мой Илюша? Такие никогда не остепенятся.

Но я желала заполучить его всего и безраздельно. Жаждала полного владения собственностью – я же издавна в бизнесе.

– Люблю, – произнесла я твердо.

– Ну, если так, – почтительно вздохнула она, – смотри, девченка, я тебя предупредила. И еще Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава – обучайся.

Я опешила. Мне казалось, что обучаться мне нечему. Я и так полностью удалась, но Светлана Осиповна со мной не соглашалась.

– Илюша привык ко всему этому. – Она обвела руками свое хозяйство. – Избалован до максимума. Хочешь его получить – для тебя нужно хотя бы приблизиться ко мне, – тихо Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава произнесла она, стесняясь и опуская глаза.

– Ну, понимаете, это нереально, – полностью от всей души сделала возражение я. – У вас талант, а здесь, понимаете, обучайся не обучайся. Щи, в конце концов, я сварить сумею.

– Какой талант? – опешила она. – Я выходила замуж – только яичницу и искусна делать. Это все терпение и любовь к Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава близким. Ведь кто-то гласил про любовь? – ехидно поинтересовалась она.

– Понимаете, мне проще держать повара и домработницу, у самой времени на это не хватит.

– Нет и снова нет, – агрессивно сделала возражение Светлана Осиповна. – Только ты сама и твои руки. По другому все это не имеет смысла, по Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава другому это просто не оценят.

– А ваши, ну, они ценят? – осторожно поинтересовалась я.

Светлана Осиповна навечно замолчала – видимо, этот вопрос застал ее врасплох, – позже неуверенно произнесла:

– Ну, я, по последней мере, на это надеюсь.

И начался мой ликбез. Я была настроена особо серьезно. Бизнес побоку. В конце концов, зачем Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава я держу толковых менеджеров и плачу им хорошие средства? На карту поставлена моя жизнь: Илюшу я должна получить в качестве супруга, и тут все средства неплохи. Я была готова на все.

Я обучалась печь пироги, взбивать паштеты, солить рыбу, мариновать огурцы. Блины у меня выходили узорчатые, огурцы хрусткие, паштеты воздушные Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, пироги пышноватые – минимум теста, максимум внутренности.

– У Илюши язва, – напоминала свекровь. – Питаться в ресторанах ему заказано.

Встав в семь утра, перед работой я делала сырники с изюмом в сметанной подливе, варила борщ – 3-ий бульон, два прошлых слить, свеклу тушить с сахаром и лимоновым соком (непременно корешок петрушки и сельдерея). Лепила пельмени Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава на ужин (говядина, свинина, лучше малость баранины). Закатывала компоты из груш и персиков – фрукты зрелые, но маленькие, чтоб плоды были полностью. Варила варенье из абрикосов (косточки вытащить, разбить, вынуть ядрышко и запихнуть его назад в абрикос). Кипятить три-четыре раза по пять-семь минут, чтоб абрикосы не расползались. Уф Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава! Все это было тяжело, но я всегда была способной девченкой.

– Супруга нужно холить и лелеять, – настаивала свекровь. – Как ему передать свою любовь? Только заботой и снова заботой! Через твои руки.

Она немного запамятовал, что я к тому же зарабатывала средства. В главном – я. Илюша, естественно, тоже. Но он Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава так обожал отличные костюмчики и обувь. И еще запонки, заколки для галстуков (ему нравились почему-либо конкретно от «Дюпон»), одеколоны на заказ, мягенькие кашемировые пальто. Нет, правда, они ему вправду шли! В общем, свои средства он растрачивал на свои же шпильки. Но я все равно была счастлива. Счастлива Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава, когда бегала по рынку, счастлива, когда стояла у плиты (по четыре часа, господи!). Счастлива, когда ставила перед ним на белоснежной салфетке дымящуюся тарелку солянки (оливки, каперсы – непременно, почки – вымочить три денька, язык, телятина, никаких сосисок!). И Илюша был счастлив. Из теплых и рачительных рук собственной мамы он плавненько Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава перетек в рачительные мои, по-моему, в особенности не заметив перемен. Да как-то перемены его в особенности не задели. Он как и раньше прогуливался дважды в неделю в баню, трижды в неделю в спортклуб, плюс бассейн – вправду, за таким прекрасным телом нужно непременно смотреть, нельзя пускать дело на Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава самотек, жаль, если пропадет такая краса. В субботу, правда, если не было работы, играл с друзьями в бридж. В воскресенье обожал заглянуть в казино. В январе ездил в Австрию – кататься на лыжах. Не думайте, я с ним тоже, если могла вырваться с работы. В сентябре летал на Ибицу либо Корфу – так охото Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава теплого моря, малыш! Естественно. Естественно, охото. Полностью обычное человеческое желание. При всем этом он был нежен, ласков, вежлив. Привозил мне подарки из дьюти-фри – швейцарский шоколад «Таблерон», мандариновый ликер. Правда, все это есть в примыкающем «Перекрестке». Но главное – внимание!

А спустя четыре года Илюша меня бросил. Все было обыденно Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава до забавного (хотя мне было совершенно не забавно). Ушел он к двадцатилетней ссыкухе с ногами в полтора метра, силиконовыми сиськами 4-ого размера и накачанными губками. Из числа тех приезжих девченок, что трутся на корпоративах, томно потягивая коктейль и прижимая к груди сумочки от «Луи Вьюитона» (липовые, естественно Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава). Девченке, естественно, не очень подфартило – рассчитывала небось на олигарха либо депутата, но те уже поумнели, прошли времена, когда они западали на такую фактуру. Сейчас им хотелось умную, зрелую, образованную и верную. Правда, ноги и сиськи при всем этом не отменялись. А мой бедный, неискушенный Илюшка попал как кура в ощип Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Сбежал, наплевав на пироги и мое устойчивое вещественное положение, на мою зрелость, верность, образованность. Ну, втюрился человек! Злосчастный случай!

Я, естественно, мачалась, сходила с разума, похудела на семь кг (это, правда, бесспорный плюс). Но главное – была ужасная обида. Я ведь так старалась! А он не оценил.

– Не Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава тот объект, – произнесла мне моя умная подруга. В смысле, что не оценил. Думаю, нахлебается он с этой Мальвиной по полной. Хотя, может, и мужчиной в конце концов станет. Пора же когда-нибудь за что-то отвечать. Со свекровью я, кстати, сохранила полностью приличные дела. Мне даже было ее жаль – ведь пока Илюша Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава был со мной, ее душа была размеренна. Она так и гласила – эти четыре года я спала без снотворных. А позже, она же меня честно предупреждала! Ну какие могут быть обиды! А сколькому она меня обучила! Никто лучше меня не умеет отпаривать брючные стрелки, разглаживать рубахи, варить обеды Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава. Спасибо ей и маленький поклон! Хоть какой опыт в жизни неоценим.

И вот Маритка в Париже со своим придурочным бароном либо графом в замке со штопаными пыльными портьерами, Антошка в Лондоне, делает успехи – о-го-го! – а я одна. С макияжем, маникюром, педикюром, прической (цвет – пепельный блондин). В Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава холодильнике – своими руками испеченный тортик «Черный лес». Ни для кого – просто, когда противно, охото чего-нибудь сладенького. Там же стоят щавелевый суп и купаты – не поэтому, что охото, а просто так, по привычке. У меня отлично идет бизнес (тьфу-тьфу, не сглазить!). Ну и что, что мне под полтинник? Я выгляжу точно Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава на 10 лет молодее, и это не мое уверенное в себе утверждение, так молвят окружающие.

Итак, я стройна, ухоженна, успешна в бизнесе, красивая хозяйка. За эти годы из маленьких разноцветных осколков сложился полностью достойный мозаичный узор – помните, как в детском калейдоскопе, в том, что с картонной трубочкой Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава? Я состоявшийся человек. У меня красивые детки, примечательные друзья. Дивные дела со всеми бывшими свекровями. Это ведь тоже о кое-чем гласит, а? Я отзывчива, не глуха духовно, не завистна и готова к компромиссам.

Но вижу впереди себя, просто ясно вижу, то самое несчастное разбитое корыто, у которого я осталась, – черное, потрескавшееся Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава и склизкое, фу! Оно как будто стоит в гараже, рядом с моим «Лексусом-460». Сейчас, когда я умею все-все, когда у меня все есть, что необходимо для счастливой жизни, – разум, опыт, умения, способности, – мне очень охото в конце концов обрести духовный покой. Чтоб меня оценили, блин!

Пусть он будет Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава сантехник, шофер, шахтер, банкир либо дрессировщик кошек. Главное – чтоб он был мой, и только мой. Чтоб ни с кем его не разделять – ни с картами, ни с бабами, ни с друзьями. А когда он вечерком придет домой, чтоб мое сердечко билось – гулко и отрадно. И я Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава бы его встречала при полном параде (здрасти, Регина Борисовна!), накрывала бы ему самый смачный ужин (спасибо, Светлана Осиповна!) и ненавязчиво хвасталась своими фуррорами в бизнесе (никогда не забуду вас, Надежда Васильевна, добросовестное слово!). А он бы ел, постанывая от удовольствия, радовался за меня, гордился мною. Уважал меня. И обожал. Хотя бы Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава немножечко. Очень обожать я умею и сама. На двоих нам бы хватило.

Я оптимистка, уверена, что так все и будет. Практически уверена… Ну не пропадать же такому добру, как я!

Господи, ну почему я так злосчастна?!

Вруша

То, что по рождению ей была дана такая фамилия, было, видимо, не Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава случаем. Символ судьбы. Ее необычной и проституткой судьбы. Итак, фамилия ее была достаточно редчайшая – Вистунова. И конечно, очень скоро она перевоплотился в Свистунову – оно и понятно. Боже, какая же она была врушка! Естественно, лгут все – в той либо другой степени. В главном по необходимости и зависимо от ситуации. Она же лгала Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава по вдохновению, без остановки, по хоть какому поводу и, главное, без оного. На полностью ровненьком месте. Лгала так просто и нетребовательно, как другие дышат либо молчат. Ересь ее была никчемна, беспричинна и так откровенно несуразна и забавна, что можно было вообще-то задуматься о каком-то Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава необычном прирожденном пороке сознания.

Звали ее Лида. К нам в школу она пришла классе в 3-ем либо четвертом, точно не помню. Была достаточно хорошая, если, правда, пристально приглядываться, – длинноватая, худая, достаточно угловатая, как, вобщем, большая часть больших и тонконогих девченок, с маленькими темными прямыми непослушливыми волосами, прекрасно вздернутым носом и Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава большенными, редчайшего и необычного бирюзового цвета очами. Взор у нее был немного встревоженный и настороженный, но это достаточно стремительно прошло, и уже на первой перемене вокруг нее столпилась стайка девчонок. Всем было интересно – кто она, откуда, что за вещичка. И Лида Вистунова уже вовсю заливалась соловьем. Шепотом и Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава с придыханием она сказала (ужасная потаенна), что отец ее лазутчик и что их семья только что возвратилась из Латинской Америки (откуда – не уточнялось), где они прожили много-много лет и где, фактически, она, Лида, и выросла. Все слушали открыв рот. Только умная Попова хмыкнула, оглядев Лидкины обыкновенные колготки в Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава резинку и туфли из «Детского мира», и желчно осведомилась, не в Латинской ли Америке куплены эти предметы ее туалета. И еще что-то добавила по поводу легкой индустрии государств капиталистического мира. Попова была умна не по годам.

А вот Лида никак не смутилась. Она пристально обозрела язвительную Попову и произнесла, что Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава ее предки считают, что в школе лучше не выделяться, а быть как все. Как большая часть. Попова ничего не ответила, только криво усмехнулась, а все мы здесь же и неоспоримо поверили новейшей подруге. Да что там поверили – мы ее очень зауважали. Ну кто бы из нас сумел напялить жуткие (брр Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава!), карие, растянутые на коленках уроды, если в шкафу лежат тонкие эластичные и цветные? На последующей переменке Лида вдохновенно говорила к тому же о том, что побывала она и в Лондоне, и в Париже и заезжала, кстати, и в Стокгольм, и в Прагу – вкупе с отцом, у которого были Беспокойная жизнь одинокой женщины 2 глава туда командировки.


bez-avtora-1-ya-konferenciya-proletarskih-pisatelej-urala-zasedanie-23-oktyabrya-statya-uralskij-rabochij-1927-244-2841-25-okt-s-5-stranica-6.html
bez-deneg-no-v-senate-mirdom-city-moskva-5-07-05-2013-c-66-67-68-69.html
bez-elektrichestva-ostalis-tri-rajona-tverskoj-oblasti-gazeta-rg-centr-rossii-internet-versiya-10072012.html